Wolf Life: Reality

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Wolf Life: Reality » Досье » только не верь мне


только не верь мне

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

I. О персонаже
Имя персонажа
Имя, данное родителями – Вестер или же Вааспед.
Довольно глупое наименование, как считает сам его обладатель. Главная «пытка» его существования. Забыто сквозь время.
Существующие сокращения –
Ваас или же Васк.
Пожалуй, имя, навсегда привязавшееся к волку. Любое существо, желающее жить дальше, обязано называть его так. Подчеркиваю слова «обязательно» и «хочет жить».
Существующие клички –
Жертвенник.
Прозвище, появившееся на пустом месте, скорее всего во время скитаний. И нет, нет, нет, не думайте, что «жертвенник» способен отдать себя в жертву. За него ведь это могут сделать другие, ведь так?
Безумец. Психопат. Зверь.
Чаще всего среди лесных жителей используется именно эта вариация «имён». Как ни странно, но данные прозвища отлично подчёркивают сущность их обладателя.

Вид персонажа
Среднерусский лесной волк

Возраст|пол
5,5 лет|самец

Принадлежность|ранг
одиночка

Характер
Забудьте всё, что вы когда-нибудь знали о Нём. Всё это сейчас сущая ложь, неправда, выдумка и байка. Ровно, как и Его жизнь. Прежнего Его нет, и никогда больше не будет. Всё в прошлом.
Когда-то давно Вестер был добродушным маленьким малышом. Он до ужаса любил свою семью, всех её членов. Он уважал отца, восхищался матерью, искренне радовался сестре и братьям. Он был до ужаса любознательным и доверчивым. Совсем не любил драки, боялся крови и убийств. Сейчас и не скажешь, что этот безумец, стоящий перед тобой, когда-то боялся крови. Сейчас он по горло в ней. А с чего, собственно, всё началось? Ему просто открыли глаза на страшную правду, его искалечили словами и морально прибили до полусмерти. А после? После просто предали. Страшно предали. И не смотря на такую любовь и доверие, теперь уже испарившееся. Всё закончилось. Всё остановилось. Замедлило ход. А больше никогда не пыталось восстановить его. Безумие захлестнуло его. И не отпустило. Оно и не отпустит.
Сейчас же от этого маленького несмышлёного комка шерсти осталось… да ничего не осталось. Всё ведь закончилось, верно? Но появился новый Он. Страшный, пугающий, отталкивающий, но тем не менее безопасный, придающий доверия, привлекающий, но тем не менее неуравновешенный. Псих. Безумец. Никто не будет отрицать, с головой у него не всё в порядке. Не то чтобы не хватало там нескольких шестерёнок, по этому пункту всё нормально. Мы говорим о психике. Которой у него нет. Почти нет. Такой непредсказуемый и опасный, он в любую минуту может сделать необдуманный поступок, убив невинного своего подопечного или просто предложив кому-то попробовать убить его самого, предварительно подставив «игроку» собственную глотку. Почему? Он просто знает, что выйдет сухим. Точнее даже не намочит лапы. Потому что знает, что всё вокруг сплошная ложь и боятся просто не чего. Раздражительный. Его выносит пустая болтовня, ровно так же, как и оплошности своих подчинённых стайных волков. Его раздражают волки-хранители, он недолюбливает людей. Терпеть не может особ, надоевших ему. Но уж более всего он ненавидит единственного близкого волка. Желает ему смерти. Все об этом знают. Пожалуй, единственная вещь, способная хоть как-то поднять настроение ему – это развлечения. А развлечения – понятие растяжимое. Это может быть и те самые рисковые необдуманные поступки, убийства, издевательства, и все остальные радости жизни в стае Изгоев. Просто обожает вталкивать продолжительные речи, которые не могут не задеть за душу обычных смертных. Он способен говорить долго, ведя рассуждения, постоянно переходя с крика на тихий шёпот. Ещё одна его особенность, кстати. Многие удивляются этому умению, вот только, чтобы повторить, нужно быть довольно рассудительным и раздражимым психопатом. Чуть не упустили. Издевательства. Вот что-что, а садист из Вааспеда отменный. Он может долгое время рассуждать о жизни и смерти, стоя перед жертвой или почти убитой добычей. Да, он любит поговорить. Причём собеседник не всегда может быть живым. Да, он способен говорить с мертвечиной и с самим собой, но это только в тех случаях, если под лапой не имеется никого, способного на ответ. Если я скажу, что жизнь для него – игра, вы поймёте? Мы же постоянно играем. Отдавая очки жизни, то добру, то злу. И всё это в надежде узнать, что же впереди. А впереди только смерть. Увы. Это его главная философия – «всё игра». Он играет постоянно, погружая в игру остальных героев, превращая их в пешки и постепенно уничтожая. Давно зарубил себе на носу, как раз возле любимого шрама, «семья - плохо». Он знает, что все они способны ударить. И угрохать тебя. Вот так просто. Не затрачивая на всё это сил. А потом забыть. Одна проблема – ты не забудешь. Теперь волк сторониться, только никто этого не видит. Он же отлично скрывает собственные чувства.

Внешность
Зверь этот – сам страх. Всегда нужно быть начеку. Всем своим видом Он будет интерес к тебе, но ты не верь Ему. Возможно, ты станешь Его очередной жертвой. Сторонись. И самое главное – не смотри в глаза. Только не смотри.
Довольно крупный самец. Плотного телосложения, хотя здоровяком-качком его назвать сложно. Тем не менее, сквозь шерсть проглядывается подобие мускулов. Лапы довольно длинные, опять-таки не ходули, а нормальные стандартные беговые лапы. Переходим к морде. Собственно, на ней красуется «визитная карточка» этого волка – его обожаемый шрам. Начинаясь чуть ли не у глаза, он ползёт вверх, пересекая левую половину черепа его обладателя, тянется к загривку и кончается где-то на спине. Ещё одна отличительная черта этого существа – его выразительные глаза. В большинстве случаев они горят живым огнём, чем-то напоминая огонёк в глазах играющего ребёнка, но только некоторые понимают, что этот огонь по-настоящему опасен. Пугающий, но в то время и привлекающий зрителя, он должен отталкивать и притягивать одновременно. Это огонь безумия, это настоящая натура волка. Но в определённые моменты в них нельзя распознать ничего. Уже не будет той «игры», останется лишь прозрачное зеленоватое стекло, неспособное ознакомить зрителя с эмоциями волка. Глаза сами по себе ярко-зелёные, возможно, тут подойдёт сравнение «как у кошки», но нет. Выразительность им придаёт некая подводка чёрного цвета. Окрас темный, сложно определяемый. Скажем, с примесью чёрного и коричневого цветов. Правда, всё же в этой «гонки смешения» лидирует более тёмный оттенок. На теле так же присутствуют и светлые следы. Живот, все четыре лапы не выше плеча, грудь и подбородок окрашены в более светлые тона. Возможно, на этот раз этими светлыми тонами окажутся тёмно-серые и светло-коричневые цвета. Хвост сам собой смешался с основными тёмными красками, каких-либо светлых отпечатков на нём нет.

Биография
А следует ли вообще помнить свою историю? Следует ли запоминать все события, все знаменательные даты, случаи? Нужно ли всё сохранять в своей памяти? Ведь все вокруг только и говорят: «запоминай, будешь потом пересматривать свою историю, детям внукам расскажешь, сможешь на ошибки свои посмотреть, чему научишься». А зачем? Зачем нужно страдать, стараясь сохранить весь этот бред? Смысл всем по песчинкам собирать своё повествование? А потом вспоминать его. И мучится. Ведь не всё же прошлое пропитано радужной краской. Есть же разные судьбы, ведь так?
– Отец, отец! – маленький волчонок быстро приближался к своему родственнику. – Брат снова пугал меня историей о звере. – он резко притормозил, когда расстояние между ним и отцом заметно сократилось. К сожалению, резкая остановка не получилось, поэтому маленький комок шерсти на неполном ходу врезался в бок молодого волка.
– И чего же ты хочешь получить от меня? – после некоторой паузы, предварительно закатив глаза, спрашивает тот.
– Я хочу, чтобы ты объяснил, что это за зверь, – волк поворачивается к сыну. Глаза юного существо пылают интересом, а хвост слишком резко бьёт по земле, показывая всем окружающим, что волчонок во что бы то ни стало хочет услышать ответы на собственные вопросы.
– Ты и в правду этого хочешь? – непонимающе спрашивает волк, приподнимая бровь. Волк весьма озадачен, ведь раньше никто и не желал выслушивать истории об этом самом звере.
– Конечно. Я же должен знать, чем хочет испугать меня брат.
– Ну ладно.
– Так чего? Кто этот зверь? – сын аккуратно устраивается перед отцом всё ещё в предвкушении отличной истории.
– Один из самых страшных животных в лесу. – безразлично кидает отец, даже не посмотрев на сына, всем своим видом показывая собственное нежелание.
– Он волк, – глаза сына продолжают гореть огнём интереса, видно, оно не затихнет до окончания беседы, – такой же, как и мы?
– Именно такой, – говорит отец, наконец-то переведя своё внимание на маленького сына. Видно, волк уже смирился со своей участью рассказчика. – Более того, когда-то он жил в нашей стае.
– В Алых Розах? – переспрашивает волчонок, не веря собственным ушам. – А как давно он тут жил?
– Года три назад, – откликается отец, придаваясь воспоминанием, – тебя тогда ещё и на свете не было.
– И он мог стоять на это месте? – малыш начинает скакать из стороны в сторону, всё громче крича окружающим что-то типа «ура, ура, тут стоял зверь», на что, собственно, волки отвечали непонимающим взглядом, полным ужаса.
– Да, да, ты только утихомирься, – в надежде успокоить сына, отец бросает эти слова и задаёт вопрос, способный отговорить несмышлёного отпрыска выслушивать страшную историю: – Ты точно уверен, что хочешь её услышать?
– Само собой, отец, – и волчонок вновь садиться напротив своего родителя. Деваться уже не куда, и волк начинает своё повествование.
– Прежде времена были спокойнее, были и нравы другие, желания, воспитание. Каждый учил дитя своё как считал нужным сам, но каждый этот старался научить ребёнка доблести и честности, открыть ему глаза на просторный и свободный мир добра, заслонив собой ужасающую щель вниз к страху и убожеству, каждый стремился научить дитя своё всему хорошему и правильному. Как бы странно это ни звучало, но когда-то и Он был воспитан подобающим способом. Хотя сейчас уже так и не скажешь. С рождения Ему пытались показать мир всего хорошего и пугающе мягкого. Мир добра. Каждый раз приговаривая, что он всегда открыт для малыша и его сородичей. Ему говорили, что есть Рай – особое место, манящее, никем не забытое и никем не оставленное. Туда, по словам, попадают те, кто чист сердцем. Говорили, что и Он туда когда-нибудь найдёт дорогу. Только вот зверь сошёл с пути. И не собирается вновь ступать на эту склизкую дорогу.
Семья Его была большой: отец с матерью существовали на земле как бывалые родители, из-за чего Он мог похвастаться огромным количеством родственников, которые составляли его старшие сёстры и братья. Собственно, зверь появился на свет щенком «третьего помёта». Как ты уже мог догадаться, это третья беременность Его матери. Очередная радость для волков окончилась трагедией. Была поздняя осень, еды как всегда не хватало, даже в стае Алых Роз, где проживали родители волчат. Из четверых осталось только трое. Видно Боги пожалели маленьких созданий. Он с сестрой и братом был помечен «клеймом благословения» - так говорил их старик-отец. Каждый раз начинал он разговор именно с этой фразы, чтобы дети его помнили, что Боги благословили их на долгую жизнь, не убив их в ту трагическую осень. Обучение волчата начали довольно рано, к счастью, успев хорошенько окрепнуть. Навыки охоты и боя давались щенкам с лёгкостью, то ли это заслуги учителей, то ли в этом виноваты сами одарённые дети. Только вот сестрица Его была фавориткой и почти во всём лучше братьев. Она даже была характером чем-то поострее их. Она была старше родственников на несколько минут, но постоянно казалось, что эти несколько минут со временем превращаются в года. Не сказать, что Он как-то завидовал сестре, наоборот, в Нём горело желание поскорее добраться до её уровня, чем-то стать похожим на неё. Она даже после нескольких просьб начала сама обучать зверя. Ну что же, это правильно, тогда они были близкими душами, даже чересчур близкими и родными. Даже такое страшное горе, как смерть матери, не разлучило и не рассорило их, а только сблизило. Почему вдруг «не рассорило, а сблизило»? Зверь по натуре своей очень любил семью, сестра же – желала смерти обоим родителям. Она была весьма жестока с рождения, что даже отец не сумел пробудить в ней положительных чувств. Возможно, с начала у Него с сестрой и возникали споры из-за смерти матери, но после продолжительного разговора они утихли. После трагедии всё переменилось. Жизнь стала не столь красочной, какой казалось ранее. Возможно в этом всё же виновата судьба, возможно разговор «родных душ». Да и сам Он переменился. Подпортились отношения со стаей в целом, а родной брат стал врагом. Что ж, зверь мечтал быть похожим на сестру – он стал столь же чёрствым, как и она.
– А после? Что случилось после? – неожиданно подал голос волчонок, сбивая отца с очередной мысли.
– Через два года умерла действительно когда-то дорогая Ему душа. Отец. Смерть его наступила явно не от старости. Об этом кричала глубокая рана на горле. Но куда же вели следы крови? Вам никогда не понять этого, ведь убийство было чересчур спланированным и продуманным до мельчайших подробностей. Но кто же всё-таки мог убить его? Наверное, один убийца знает ответ на этот вопрос. А имя убийце – зверь. Скажем, на то время это было Его первая жертва. И далеко, далеко не последняя. Как Он мог до такого докатиться? Виной всему сестра. Именно она подговорила Его совершить это грязное и ужасное дело, хорошенько промыв зверю мозги, так сказать, «убрав заслонку между хорошим Райком и ужасающей щелью вниз». Сестра поведала Ему, что все слова родителей – чистая ложь, а лживые создания не достойны жизни. Она-то и объяснила ещё юному тогда зверю, что мир жесток и убийственно опасен, раскрыла все тайны его нечистых сторон. Тогда-то Рай и пал перед Его глазами, не поднявшись на былой уровень до сих пор. Так сказать, впервые Он убил из-за сестры, впитав тогда в себя эту привычку, он не расстался с нею до сих пор.
После данного инцидента и «достижения» обоих волков, близкие души решили уйти в мир, оставив когда-то родной дом и родного брата одного. Сам зверь был рад этому, Он перестал верить во всё правильное, перестал верить в тех мудрых до костей существ. «Одинокое плавание» давалось нелегко. Каждый день приходилось охотиться самостоятельно, чтобы добыть пропитания, устранять недругов, что, собственно, безумно нравилось Ему, укрываться от природы в разнообразных местах. Долгое время Он с сестрой скитались, переходя с места на место, как настоящие отшельники. Зверь стремился постоянно увеличивать свои навыки охотника и воина, постоянно тренируясь без сестры, придумывая свои личные приёмы. Вскоре Он добился отличных результатов, даже переплюнув в чём-то волчицу, как и мечтал когда-то. Жизнь Ему казалась чудесной. Какое счастье – рядом же была любимая сестра, ей можно доверять, они похожи, они родные, рядом нет всей той лжи и лицемерия, что раньше преследовали хвост зверя, как несчастные собаки-ищейки. Казалось, всё только наладилось. Только. Какое интересное слово. Знаешь, Он настолько любил сестру, что немного удивился, когда та напала на него. Что значит немного? Он был весьма разочарован. Она напала именно со спины и именно в темноте, так подло и неожиданно, а главное – без повода. Так низко. Просто напала. И убила. Морально убила. Хотя, как сама она и подумала, убила физически. Почти. Жизнь всё-таки осталась внутри ослабшего из-за множества ранений организма. Видно снова помогло «клеймо благословения». Казалось бы, радуйся – ты живой! Ты доказал всему миру, что способен жить! Но как же жить с подобной раной внутри себя? Обезумить. Это, собственно, Он и сделал. Долгое время он прожил один, крепясь с каждым днём, стараясь забыть тот ужас. Но не забыл. Что-то не давало. И вот эта мысль о предательстве окончательно убила Его и до того искорёженную душу окончательно. Рассудка с каждым днём становилось всё меньше, а вот рисованных в голове планов убийств сестры всё больше. В общем, как и безумия.
– Вау, – тихо удивился истории волчонок. Долгое время он «пилил» взглядом лапы отца, пока не опомнился и не обрушил на старшего волка шквал интересующих его вопросов. – А это всё правда?
– Что-то из этого и выдумка, – ответил тот, глядя на удивлённого волчонка.
– А что случилось с его сестрой?
– Недавно патрульные наткнулись на одну мёртвую волчицу, – медленно начал отец, хорошенько подбирая слова чтобы ещё больше не шокировать впечатлительного малыша, – поговаривают, что это может быть она.
– То есть, он убил её?
– Никто не знает.
– А брат? Что с братом? – малыш начинает оглядываться в поисках этого самого родственника зверя. Ведь, как сказал отец, он должен был остаться в стае Алых Роз и по сей день.
– Живёт тут. Только смотри, будешь приставать к стайным волкам они тебя за хвост потрепют! – беспокоясь за отпрыска, в надежде, что тот всё одумается, говорил самец.
– А я могу встретиться с Ним? – прослушав наставление отца, спрашивает волчонок.
– Лучше не надо. – постепенно вставая говорит отец. – А теперь беги к брату и скажи, что если он не прекратит подшучивать над тобой, то зверь отгрызёт ему пол уха.

Пробный пост
Сколько времени ещё в заточении должны провести эти маленькие души? Уже как четвёртый месяц к ряду они не могут отойти от матери ни на шаг. А всё почему? «Вы ещё слишком малы для такого» или там «потерпите, потерпите, ещё немножко и вы сможете побегать все вместе». Отец постоянно говорят это детям, давая какую-то слабую надежду. Глупо, но «ещё немного» для детей и вправду кажется малым промежутком времени. Они каждый раз, просыпаясь, надеются, что сегодня у них получится выйти в мир. А что там? Всё такое лёгкое, тёплое и мягкое? Всё только такое? Потому что родители так сказали, а родителям нужно верить, какими бы они плохими не были. Но плохих родителей не бывает, собственно, это тоже слова отца волчат. «У плохих родителей не может быть детишек – Боги сразу же отнимут их отпрысков». Сам Вестер верил в это. А что ему оставалось? Сам по себе он такой. Что не скажешь – всё правда. Даже если истина эта на самом деле ложь. Он привык верить всем, хотя бы, потому что не доверял себе. Скажем, такой маленький комочек, беззащитный, каждый раз требующий любви и ласки. Как и его брат. Но не сестра. Она – другая, совсем другая. Она каждый день рвётся на свободу, пытаясь уговорить мать отпустить её дальше родительского хвоста. Только каждый раз слыша в ответ категоричное нет. Братьям же хватает одной попытки, ей – недостаточно.
Это был ещё один день, когда волчата попытались упросить родителей. И каково было их удивление, когда отец с сияющей улыбкой на лице отпустил их. Как только до ушей волчат дошло радостное одобрение родителей, те мигом ринулись к огроменному сугробу. Он по правде очень сильно впечатлил малышей: такой огромный, как гора, и белоснежный, как материнское молоко. Только вот по вкусу он не сильно напоминал когда-то излюбленное лакомство малышей. Долгое время волчата пробегали вокруг него, то и дело, пытаясь покорить его вершину, гонялись вдогонку друг за другом, зарывались неглубоко в снег, от чего сразу же получали порцию ругани от родителей. В общем, как могли, развлекались, постигая все радости детства. Жалько, что в скором времени детишки услышали беспокойный голос матери, звавший их обратно. Только вот, волчата никогда этого не забудут, ведь, как говорит отец «память всегда важна». А особенно память о детских годах.

ахаха. я такой шутник, специально не стал описывать самые красочные моменты биографии. всё интересное напоследок. сейчас одна сухая вода.

II. О себе
Связь с Вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Посещаемость
Обижаете. Каждый день. В противном случае – обращение в специальную тему.

С правилами ознакомлены?
жизненная волчья доля
не кажется, что это под скрытый текст надо ставить? не?

Ваш статус
крестный отец

0

2

Вестер, приняты!
Прошу отписаться в таких темах, как Список стай, Заполнение профиля. Так же можете стать модератором, отписавшись в теме Поиск персонала. СС:
Надеемся, что наш форум станет твои любимым и уютным местечком. Спасибо за проявленный интерес к нашему проекту. Удачной игры и времяпровождения!

0


Вы здесь » Wolf Life: Reality » Досье » только не верь мне